Борьбу с коррупцией превратили в клановые разборки

Loading...

Министров и генералов можно сгноить в тюрьмах, но воровать меньше не станут

В России — настоящая эпидемия антикоррупционных уголовных дел. Каждую неделю в регионах арестовывают высокопоставленных чиновников. Из последнего — в Свердловской области арестовали первого заместителя начальника Управления Следственного комитета России по региону полковника юстиции Михаила Бусылко. Ему инкриминируют взятку в 1,8 млн рублей.

За что арестовали главу донского Минздрава?

В Ростовской области без руководителей остались сразу два региональных ведомства. 28 ноября были задержаны министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская и ее заместитель Станислав Беседовский. На следующий день Ленинский суд донской столицы отправил министра Быковскую под домашний арест на 2 месяца, а ее заместителя на тот же срок поместили в следственный изолятор.

Татьяну Быковскую в регионе считали непотопляемой. Она возглавила областной Минздрав в далеком 2004 году и продержалась на посту целых 15 лет — рекорд для донских министров! Теперь ее подозревают в превышении должностных полномочий — якобы министр и ее заместитель лоббировали интересы коммерческой организации по вывозу и захоронению медицинских отходов.

Но не исключено, что решение об аресте бессменной главы Министерства здравоохранения принималось отнюдь не из-за контрактов по утилизации отходов, вне зависимости от того имело место лоббирование или нет. Возможно, просто пришло время поменять верхушку в региональном Минздраве.

Генералов ФСИН отправляют в тюрьму, некоторые оттуда не выходят

Между тем, ровно за 2 недели до ареста Быковской в Ростове-на-Дону ФСБ задержала все руководство Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ростовской области. Под стражей оказались начальник областного главка генерал-майор Муслим Даххаев и его заместители. Даххаев проработал на должности менее полутора лет — с июля 2018 года, а до этого тринадцать лет возглавлял УФСИН по Республике Дагестан.

Предшественник Даххаева на посту начальника ГУФСИН Ростовской области генерал-лейтенант Сергей Смирнов, руководивший областным главком, скончался 8 июня 2018 года в одной из ростовских больниц, куда его доставили из СИЗО. Четыре года во главе управления, арест, обвинения в коррупции и смерть в 58 лет — жизненный путь генерала завершился трагически.

Даххаева задержали по обвинению в разглашении государственной тайны. Но глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи связал арест с общим ужесточением безопасности в системе ФСИН, где недавно сменился начальник — на место ушедшего в отставку Геннадия Корниенко пришел Александр Калашников — выходец из ФСБ.

Похоже, что охота на коррупционеров — мнимых и настоящих, — превратилась в один из важнейших государственных трендов. Во-первых, элиты не едины — одни группировки противодействуют другим, в результате чего могут лететь даже такие «шишки» как министр экономики Алексей Улюкаев, что говорить о региональных министрах! Во-вторых, окружению Владимира Путина необходимо успокаивать народ, создавая иллюзию борьбы с «плохими боярами». Мол, мы вам пенсионный возраст подняли — это ерунда, но зато смотрите: плохих чиновников, депутатов, генералов арестовали, в тюрьму посадили!

Вместо борьбы с коррупцией — борьба за сферы влияния

Адвокат Владимир Постанюк на примере другого нашумевшего уголовного дела сенатора Рауфа Арашукова и его отца Рауля Арашукова обращает внимание на очень интересную тенденцию — уже с первой минуты после задержания подозреваемых информация начинает преподноситься обществу как установленный факт, что арестован именно преступник.

«СП»: — Многие люди видят в подобных арестах не столько реальную борьбу с коррупцией, сколько соперничество за какие-то сферы влияния, финансовые потоки. Насколько это справедливо?

— В этом действительно есть не то, что доля истины, а я бы сказал — это и есть истина! Я уже обратил внимание на специфический характер подачи информации про задержанных. Что мы видим на примере задержаний — из медийного пространства пропадает любая позитивная информация о человеке. Будто бы он ничего хорошего и не делал. Выдергиваются отдельные элементы из контекста и преподносятся публике с целью сформировать заведомо негативное мнение о чиновнике. Например, демонстрируются роскошные квартиры, имущество…

«СП»: — И Вы хотите сказать, что этого имущества в действительности у чиновников нет?

— Во-первых, высокопоставленный чиновник, управленец компании априори имеет высокую зарплату и, конечно, определенное имущество у него есть. Во-вторых, действительно очень часто показывают абсолютно сфабрикованные сюжеты. Например, когда задержали отца и сына Арашуковых — Рауля и Рауфа, то по телевидению показали какие-то роскошные квартиры, деньги россыпью. Я — адвокат Арашуковых с 2002 года и прекрасно знаю реальную ситуацию. На самом деле, в собственности у отца и сына Арашуковых всего один дом. И он не в Москве и не в Санкт-Петербурге, и даже не в региональном центре, а в их родовом горном ауле. А те большие и комфортабельные квартиры, в которых проходили «яркие обыски», это съемное жилье. Оно находилось в аренде. В собственности у них нет ни одной даже однокомнатной квартиры в столице. Что же касается капиталов, то их просто нет. Да, есть высокая с точки зрения обычного гражданина зарплата, может и очень высокая, но не более того.

«СП»: — То есть, вы хотите сказать, что подлинную борьбу с коррупцией подменяют какой-то бутафорией?

— Дело в том, что внимание общества переключают на нюансы, которые к коррупции и не имеют отношения. Например, как умело создали общественное возмущение из-за того, что Рауф Арашуков якобы не говорит на русском языке. Но право гражданина в процессе следственных действий говорить, писать, читать на родном языке защищается законом. И это — лишь один из примеров. Самое плачевное то, что такие моменты преподносят как реальную борьбу с коррупцией, а общество, государственные институты от этого, разумеется, менее коррумпированными не становятся.

Если ты в «обойме», можно ни о чем не беспокоиться

В построенной в России вертикали власти найти некоррумпированного чиновника, особенно на высших этажах иерархии, довольно проблематично. И именно это обстоятельство является главной причиной того, что коррупцию не удается искоренить.

Разве сейчас не сажают? Сажают. Разве не суровые наказания? Вполне себе суровые, если немолодому Улюкаеву дали 8 лет лишения свободы, а жизнь генерала ФСИН Смирнова вообще закончилась во время его заключения под стражу. Но именно тенденциозность правосудия и превращает борьбу с коррупцией в своеобразную лотерею. Если ты в «обойме» и выгоден вышестоящим покровителем, то можно воровать и ни о чем не беспокоиться, а если нет, то уж тут как повезет.

Loading...