«Всенародная любовь» к Путину ужалась до предпротестного уровня

Loading...

Как меняется позитивное отношение к главе государства

В России снизилась доля граждан, симпатизирующих Владимиру Путину. Это следует из опроса * «Левада-центра».

24% россиян относятся к президенту Путину с симпатией. Как отмечают «Ведомости», такой же показатель был у Путина в октябре 2011 года перед протестами 2011−2012 годов. Для сравнения: самый низкой доля симпатизирующих Владимиру Путину россиян была в марте 2013 года — 18%.

В целом симпатию и восхищение к Путину испытывают 32% опрошенных. Еще 30% респондентов не смогли сказать о президенте ничего плохого, 8% — ничего хорошего, 15% относятся к нему нейтрально или безразлично, а про антипатию и отвращение заявили по 3%.

С 2017 года в целом позитивное (симпатия и восхищение) отношение к Путину снизилось на 10% — до 32%, а нейтрально-дистанцированное выросло на 7% — до 61%.

В то же время на 3% с октября 2018 года выросла оценка деятельности Путина как президента: его работу одобряют 70% опрошенных, не одобряют — 28%. Рекордным этот рейтинг был в октябре 2014 года — 85%.

По словам директора «Левада-центра» Льва Гудкова, сегодня ядро сторонников Путина — это женщины, люди из провинции и россияне старшего возраста. Снижение количества симпатизирующих президенту РФ респондентов социолог связывает с разочарованием в его курсе, в особенности в связи с пенсионной реформой.

Напомним, вопрос движения рейтинга президента является одним из самых ключевых для Кремля. В начале ноября администрация президента (АП) провела даже специальный семинар для вице-губернаторов, в ходе которого обсуждались динамика рейтингов доверия как самих губернаторов, так и президента. Кроме того, по сообщениям СМИ, АП отдельно изучает и обращает внимание на разницу этих динамик.

Показателен майский скандал вокруг исследования ВЦИОМ. В нем отмечалось, что личный рейтинг доверия Путину за неделю снизился до рекордных 31,7%. Глава ВЦИОМ Валерий Федоров тогда заявил в эфире программы Hard Day’s Night на телеканале «Дождь», что рейтинг упал из-за отсутствия у россиян веры в рост доходов. Социолог уточнил, что граждане России «не верят, что жизнь завтра будет лучше, чем сегодня». Комментируя пенсионную реформу, глава ВЦИОМа указал на «перечеркнутые ожидания» россиян на увеличение зарплат, улучшение медицины и образования. «Нам показали — нет, в будущем мы просто будем больше работать за те же деньги», — сказал Федоров, назвав это «эффектом черных очков».

Кончилось тем, что пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков потребовал «какого-то анализа наших уважаемых специалистов». И Федоров немедленно «поправился» — теперь ВЦИОМ считает **, что рейтинг президента колеблется в диапазоне 1%.

На деле, по мнению независимых аналитиков, супердоверие к главе государства бесконечно длиться не может. «Кардиограмма» рейтинга Путина дважды была на грани: в 2004—2005 годах, когда шли монетизационные протесты, и в 2011—2012 годах. Крымский консенсус вдохнул в рейтинг третью жизнь. Но эпоха крымского консенсуса заканчивается — это очевидно.

В результате, не исключено, мы увидим обвальное падение рейтинга Путина, как это было с его предшественниками — Михаилом Горбачевым и Борисом Ельциным.

— В России сейчас стабильная политическая ситуация, поскольку действует мощный механизм поддержания консенсуса, — отмечает директор «Левада-центра» Лев Гудков. — Этот механизм основан не только на восхвалении путинских достижений, но главное — на сознании, что сделать или изменить ничего нельзя, и поэтому надо терпеть.

Плюс, Путин, по общему мнению, вернул России статус великой державы. Это вещь, которую люди не в состоянии проконтролировать на собственном опыте — но она работает как вещь утешающая и возвышающая их сознание. В рамках этой логики, Россия вернула себе то отношение в мире, которым пользовался Советский Союз. Именно это компенсирует в общественном виртуальном пространстве чувство собственной неполноценности, зависимости от власти, неудовлетворенности нынешним положением.

«Да, мы бедно живем, но мы великая страна» — вот установка, которая работает на путинский авторитет.

«СП»: — Что происходит в ядре людей, поддерживающих Путина?

— Это ядро из нескольких компонентов, если говорить о социальном составе. Решающую роль в нем играют бюрократия и крупный бизнес, которые связывают свое положение с лояльностью к Путину. Эти группы контролируют СМИ, и по сути обеспечивают организованный консенсус отношения к Путину.

Основная же масса населения относится к нынешнему лидеру достаточно равнодушно: мол, царь далеко, и не имеет отношения к повседневным делам. Эти люди рассуждают примерно так: я ни на что не влияю, ничего плохого сказать о Путине не могу — это меня не касается. На деле, это слабое по интенсивности принятие положения вещей как оно есть.

Вся проблема в том, что отрицательно-настроенные группы довольно слабые. Они плохо организованы, и не имеют доступа к системе пропаганды — к инструментам манипулирования общественным мнением.

А наиболее устойчивые в путинском ядре — бедные группы населения. Они надеются на президента, как на инстанцию последнего решения, потому что ни на кого другого надеяться им нельзя.

Это сочетание безальтернативности и иллюзий — надежд, что Путин вот-вот прибавит зарплаты и пенсии, или укоротит распоясавшихся коррупционеров-чиновников — и создает ядро «бессменного» правителя.

«СП»: — Если власть продолжит курс на демонтаж социального государства, это приведет к переменам?

— С течением времени раздражение от проводимого курса будет накапливаться и расти. Но тут дело не в массовом отношении. Реальным фактором изменения ситуации в стране, я считаю, может стать только открытый конфликт в верхнем эшелоне власти. Раскол элит, когда какая-та фракция власти будет апеллировать к массам за поддержкой.

Если это произойдет, то вся пирамида власти утратит свою безальтернативность и свою легитимность. И распад в этой ситуации пойдет очень быстро.

Но для этого нужен, как минимум, сам факт недовольства в высших кругах — достаточно выраженный, с готовностью проводить собственную политику.

Пока этого нет, потому что репрессии в отношении руководства — высшей и средней бюрократии — гораздо сильнее и эффективнее, чем даже в отношении оппозиции. Аресты среди высшего и среднего слоев бюрократии идут постоянно, и это сдерживает фрондерство в руководстве.

«СП»: — Прежде вы говорили, что в России растет политическая социализация молодежи. Можно ли ждать перемен с этой стороны?

— Этот процесс идет, и он необратим. Но процессы социализации всегда идут медленно, и занимают даже не месяцы, а годы. Нужны, кроме того, события, которые могли бы консолидировать умонастроения в масштабах поколения.

Пока этого тоже нет. Мало того, процессы недовольства и дистанцирования от власти уравновешиваются потребительским сознанием молодежи, ее ориентированностью на карьеру, приспособление и адаптацию к системе.

Главная ценность сегодня — именно потребление. Оно измеряет и человеческое достоинство, и социальный статус. В итоге, люди готовы жертвовать своими гражданскими позициями ради высоких доходов и личных удобств.

«СП»: — Получается, нельзя сказать, что к 2024 году — к очередным президентским выборам — ситуация гарантированно обострится?

— Я не вижу конфликта, который в обозримом будущем мог бы привести к взрыву недовольства. Но если взрыв все-таки произойдет, система действительно обрушится быстро — внутренне она очень непрочная.

— Нынешние российские элиты заинтересованы в сохранении статус-кво, и для них это может обеспечить только Путин, — считает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — Раз так, вариант, при котором элита будет поддерживать действующего российского лидера до последнего — вовсе не исключен.

В кремлевских сценариях транзита «глубинный народ», который в не очень хорошей манере описал помощник президента Владислав Сурков в статье «Долгое государство Путина», выводится за скобки. Он ничего не решает. А мизерная на фоне 144,5-миллионного населения страны кучка в тысячу человек — элита России — в силу богатства и личных связей якобы одна способна формировать политическую линию.

На мой взгляд, наша элита совершает серьезную ошибку, думая подобным образом. Русские, как известно, долго запрягают, но быстро едут. И жизнь уже дважды доказывала, что прогнозы в России в условиях кризиса могут опрокидываться с ног на голову.

* Опрос был проведен 24−30 октября 2019 года среди 1616 человек в 137 населенных пунктах 50 субъектов РФ. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Задавались следующие вопросы: «Какими бы словами вы могли бы обозначить свое отношение к Владимиру Путину?», «Не могли бы вы сказать, одобряете ли вы деятельность Владимира Путина на посту президента России?»

** Опрос проводился с 5 по 10 ноября этого года. Опрошено 9,6 тыс. респондентов (статистическая погрешность не более 1%). По сравнению с аналогичным показателем, зафиксированным с 28 октября по 3 ноября, рейтинг одобрения деятельности главы государства незначительно снизился.

Loading...