Лукашенко озвучил цену Союзного государства

Loading...

Белоруссия требует $ 9 миллиардов от России для дальнейшей интеграции

Президент Белоруссии Александр Лукашенко выразил сомнения в целесообразности союза с Россией в ситуации с постоянным выдвижением «новых условий» от Москвы и заявил, что не подпишет дорожные карты по интеграции с РФ, если не будут решены принципиальные вопросы в экономике. Об этом, как сообщает БЕЛТА, он объявил журналистам в Минске.

«Что происходит у нас? Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы в экономике постоянно что-то теряем и теряем. Кому нужен такой союз?» — задался вопросом белорусский лидер.

Лукашенко подчеркнул, что не раз доносил свою позицию президенту России Владимиру Путину: «Мы с ним друзья, я ему открыто могу это сказать, да еще похлеще».

Белорусский лидер также отметил, что у Минска с Москвой ежегодный дефицит торговли составляет около $ 9 млрд. По его словам, эти деньги можно заработать только на российском рынке, однако для Белоруссии выстроили барьеры и отдельные виды товаров не попадают на этот рынок. «Конечно, мы с Россией воевать не будем, как Америка с Китаем. Но это неправильно», — заявил он.

«Ни один документ мною не будет утвержден и подписан, если он будет противоречить Конституции и фундаментальным принципам жизни нашего общества. А самые главные принципы — это суверенитет, независимость нашего государства», — отметил президент, добавив, что его страна «не нахлебница и не хочет ею быть».

В похожем ключе были выдержаны заявления, сделанные белорусским лидером двумя днями ранее, когда он предложил подсчитать стоимость всех услуг, которые его страна оказывает России. По его мнению, это необходимое сделать перед началом следующего этапа переговоров по интеграции двух стран. Кроме того, он призвал Россию не рассматривать белорусов в качестве «гири на ногах».

— Дело в том, что в последние полтора года очень активно шла работа по углублению интеграции между Россией и Белоруссией в рамках Союзного государства, — напоминает политолог, руководитель проекта «Открытая аналитика» Роман Травин.

— Прошел целый ряд встреч на разном уровне, действуют рабочие группы для решения спорных вопросов, разрабатывается комплексная программа интеграции. Не будет преувеличением сказать, что за это время стороны продвинулись дальше, чем за предыдущие десять лет. В то же время получается, что в предыдущие годы многие проблемные вопросы просто обходили стороной, а сейчас все они всплыли, потому что начали более активно обсуждаться.

«СП»: — Лукашенко вновь вспомнил о суверенитете. Он каждый раз утверждает, что кто-то покушается на суверенитет его страны.

— На самом деле, это понятные опасения. Несопоставимы размеры стран и экономик. Белорусская сторона опасается, что агрессивный российский бизнес скупит все наиболее ценные активы. В целом может быть поставлено под сомнение существование белорусской государственной модели, которая куда более ориентирована на простого человека, чем российская. Другое дело, что любая интеграция — это в какой-то степени отказ от части суверенитета, причем для всех участников, и, если уж вести речь о развитии Союзного государства, то я не представляю, как можно добиться более глубокой интеграции с полным сохранением суверенитета обоими государствами. Повторюсь: и Москве, и Минску придется разделить контроль над рядом сфер, а наднациональные органы Союзного государства должны получить значительно больше реальных рычагов влияния, чем это есть сейчас.

«СП»: — Он также заявил, что Минск не подпишет дорожные карты по интеграции с РФ, если не будут решены принципиальные вопросы в экономике. О чем речь? О «налоговом маневре»?

— Да, и о «налоговом маневре», и в целом об условиях поставок энергоносителей — это, пожалуй, главный камень преткновения. Но есть и другие. Так, несмотря на участие в ряде совместных интеграционных проектов на постсоветском пространстве, назвать рынок двух государств реально общим пока нельзя, остается немало изъятий, так что протекционизм тоже остается значимой проблемой. Для Минска важно получить гарантии сохранения контроля над стратегическими предприятиями и отраслями, при этом упростив доступ для своих производителей на российский рынок.

«СП»: — Москва привыкла не реагировать на эпатажные заявления Лукашенко. Будет ли реакция в этот раз?

— На самом деле, Москва часто все же реагирует на громкие заявления Лукашенко. Как-то прокомментировать могут и официальные лица, что бывало неоднократно, в том числе и совсем недавно, там, правда, вопрос был не экономический, может быть и очередная кампания с резкой критикой Белоруссии в федеральных СМИ.

«СП»: — В каком случае возможно прекращение интеграции? Если в Белоруссии сменится власть? Или если в России?

— И в том, и в том. А может, со сменой власти и, наоборот, ускорится, это будет зависеть от того, кто придет к власти в обеих странах. Не факт, что получится найти компромисс в переговорах. Проблема в том, что белорусский капитализм получился в большей степени «с человеческим лицом», чем российский, и белорусское руководство, да и общество, не хотело было полного форматирования по российским лекалам, как и потери контроля над ситуацией в стране. Россия же хочет добиться более прагматичных отношений в экономической сфере, а также получить определенные политические гарантии. Особенно с учетом украинского урока.

По словам замдиректора Национального института развития современной идеологии Игоря Шатрова, патриотическая повестка всегда используется Лукашенко для укрепления собственного авторитета.

— Достается и Западу, и России в равной мере. Однако в данном случае есть конкретный повод обратиться к вопросу отношений именно с Россией. Как известно, на 19 ноября запланировано заседание Совета министров Союзного государства России и Белоруссии, на котором будут рассматриваться проекты «дорожных карт» по углублению интеграции между двумя государствами.

До 1 декабря «дорожные карты» должны быть представлены президентам России и Белоруссии. Такие поручения первые лица дали своим премьерам по результатам встречи в сентябре. Цель всей этой работы — в ближайшие год-два выйти на подписание межгосударственных договоров, которые наполнят Союзный договор между Россией и Белоруссией новым содержанием. Речь, в частности, идет о принятии единого Налогового кодекса двух государств, ряда других документов, повышающих уровень экономической интеграции.

Похоже на то, что заявление Лукашенко — это продолжение информационной кампании. Она должна подготовить нас к тому, что ожидания от переговоров вновь не оправдаются. Это не первый сигнал, наводящий на такие выводы. Несколько дней назад на встрече с руководителем Совбеза и главой госпогранкомитета Лукашенко упрекнул Россию в том, что Москва не поставляет Минску современное оружие. В то же время это не означает охлаждения в наших отношениях. И вот здесь есть смысл вновь вспомнить о выборах. Апгрейд Союзного договора может стать частью повестки президентских выборов 2020 года в Белоруссии. С помощью подобных заявлений проверяются тезисы предвыборной программы, с которой Лукашенко на них выйдет.

«СП»: — По словам Лукашенко, Белоруссия не хочет быть «нахлебницей», каждый год она теряет около $ 9 млрд. «Эти деньги надо заработать на российском рынке». Может, ему стоит сменить тон и пересмотреть отношение к Москве как к кормушке?

— Может ли Белоруссия заработать эти деньги на других рынках, а не только на российском? Полагаю, что могла бы, если бы такая задача была поставлена предметно. Однако, видимо, Белоруссия проигрывает в конкурентной борьбе. В результате возникает та чрезмерная ориентированность экономики на Россию, которая является тормозом экономического развития Белоруссии, но при этом прекрасным аргументом для шантажа Москвы.

«СП»: — Лукашенко заявил, что Минск не подпишет дорожные карты по интеграции с РФ, если не будут решены принципиальные вопросы в экономике. Он все еще верит, что получит компенсации за «налоговый маневр»?

— Попытка сравнить торговые споры между Россией и Белоруссией с торговой войной США и Китая, которую допустил Лукашенко, некорректна из-за масштабов экономик. Не только белорусская, но и российская сильно проигрывают китайской и американской. Наш спор — это наш междусобойчик, в то время как американо-китайское противостояние — это вопрос международной экономической стабильности.

Разговор о дефиците внешнеторгового баланса в данном случае также не совсем уместен, опять же по причине размеров экономик — на этот раз уже российской и белорусской. Первая, конечно, в разы больше. По этой причине отрицательное сальдо в торговых отношениях с Россией для Белоруссии вполне естественно. Если и сравнивать наши отношения, то это, скорее, США и Канада, где Россия — это США, а Белоруссия — это Канада. Кстати, в этом контексте, Мексика — это Украина.

Но вернемся к Белоруссии. Если бы, как в отношениях Канады и США, Белоруссия безоговорочно следовала во внешнеполитическом фарватере России, например, признала бы Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами (про Крым и ситуацию вокруг Украины даже не говорю), был бы один разговор. Политические преференции тоже стоят денег. А так что получается? Белоруссия выстраивает независимую внешнюю политику, внешнеэкономические связи развивает. А что в результате? Как бы ни пытался договориться Минск с Европой, все равно за $ 9 млрд. для покрытия дефицита обращается к России. То есть особых выгод такая внешнеполитическая многовекторность не приносит. Зачем же тогда она?

«СП»: — Будут ли, по-вашему, подписаны «дорожные карты»?

— Россия и Белоруссия могут в перспективе создать единое пространство по всем направлениям — экономическому, социальному, гуманитарному, даже военному и политическому, превратившись в конфедерацию. Но сейчас, когда социально-экономические модели наших государств разнятся, это невозможно в принципе. Движение по пути интеграции способно гармонизировать внутренние условия. Но ситуация для более глубокой интеграции должна созреть не только в России и Белоруссии, но и на международной арене. Обстоятельства в мировой экономике и политике просто заставят интегрироваться. Наступила эпоха региональных объединений. Там, где для этого имеются политические, исторические или иные условия, эта интеграция может стать наиболее глубокой. Произойдут ли качественные перемены в отношениях между Россией и Белоруссией уже через год-два? Сомневаюсь. В то же время в декабре все же могут быть подписаны документы, которые ускорят движение в этом направлении.

«СП»: — Могут ли какие-то обстоятельства сорвать интеграцию?

— В наше время странно говорить об объективных экономических причинах для сотрудничества. Та же Украина самоубийственно рубит сук, на котором сидит, сворачивая отношения с Россией, и ничего. Никакой здравый смысл идеологически мотивированным украинским политикам не указ. В российско-белорусских отношениях также многое, действительно, зависит от позиции белорусского лидера. Поэтому вероятность смены Белоруссией геополитических ориентиров и последующего «рывка на Запад» в случае смены власти на антироссийскую исключать нельзя. Запад смог своими неумными действиями спровоцировать гражданскую войну в такой большой по европейским масштабам стране, как Украина. Если для того, чтобы отбросить Россию назад, не останется ничего другого, кроме как поджечь маленькую Белоруссию, задумываться не станут, подожгут.

Loading...