Лукашенко выставит Путину такой счет, что мало не покажется

Loading...

Во сколько миллиардов Батька оценивает «услуги», которая Белоруссия оказывает России?

Белоруссии необходимо подсчитать стоимость всех услуг, которые она оказывает России. Об этом, как сообщает БелТА, заявил президент республики Александр Лукашенко. По его словам, подсчёт необходимо провести перед очередными переговорами об углублённой интеграции двух стран.

«Все возникающие вопросы необходимо свести, положить на стол и показать: старшие братья-россияне, вы посмотрите, какие услуги мы вам оказываем, и это недешево, — заявил белорусский лидер.

Он также подчеркнул, что граждане Белоруссии — не «гиря на ногах» для россиян. Российское общество, уверен Лукашенко, должно осознавать, что «белорусы — никакие не нахлебники, что русскому человеку в Белоруссии не хуже, чем в России».

«Нас постоянно упрекают: „Мы чуть ли не содержим Беларусь. Она рухнет, если мы её не будем дотировать, содержать“. Надо посчитать, чего нам стоит защита совместной границы. Напомнить им о системе противовоздушной обороны: они долго просили меня, чтобы мы сделали её совместно… Это тоже денег стоит и не только денег. И мы всё равно нахлебники», — огорченно добавил Батька.

Белорусский президент также напомнил, что сейчас страна ведёт переговоры по углублению интеграции с Россией.

«Если российское руководство готово в этом направлении действовать, тогда давайте будем с ними заключать новый договор по обороне наших границ. Если россияне не хотят этого, тогда нам надо быть готовыми, как мы и работаем сейчас, действовать, защищая свои интересы от имени Республики Беларусь, в одиночку. Все эти вопросы должны быть открыты, честны и обсуждаться на переговорах с руководством Российской Федерации, в данном случае с пограничным ведомством», — подчеркнул он.

Эти заявления Лукашенко сделал в ходе совещания с председателем Госпогранкомитета Анатолием Лаппо и госсекретарем Совета безопасности Станиславом Засем о взаимодействии Белоруссии и России в пограничных вопросах. Днем ранее он поручил изменить договор с Россией об охране границы. Президент выразил недоумение по поводу того, что не всем гражданам третьих стран удаётся без препятствий пересечь белорусско-российскую границу, пояснив, что в некоторых случаях пограничники РФ предлагают иностранцам попасть в страну через границу России с Латвией или Украиной.

Вопрос о правилах пересечения границы давно является камнем преткновения в российско-белорусских отношениях. Как и вопросы чисто экономические, в частности — «налоговый маневр» в нефтяной сфере. Напомним, Минск хочет получить за него компенсаций от Москвы.

О каких теперь еще «услугах» говорит Лукашенко?

— Это слово здесь употребляется в расширительном значении, и толковаться может как угодно и кем угодно, — считает исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Услуга — это продукт прозрачных договорённостей. Вы заходите в столовую и заказываете порцию драников со сметаной. Оплачиваете согласно напечатанным в меню расценкам, обедаете. Потом уходите. Услуга оказана и оплачена. Все довольны. Если же вы не оплатили драники или вам их не принесли или принесли что-то другое, здесь уже возникает повод для разбирательства.

В белорусско-российских отношениях история следующая. Одна сторона в некий момент времени начинает интерпретировать какие-то свои уже совершённые действия как услугу другой стороне и ставит эту сторону перед как бы свершившимся фактом. Мол, давайте рассчитаемся, мы же честные люди. Позиция понятная, но вряд ли приемлемая для Москвы.

«СП»: — Во сколько, по-вашему, Минск может оценить свои «услуги»?

— Как говорит персонаж Вицина в «Двенадцати стульях», «согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Иными словами, конечная цифра, если таковая случится, будет результатом договорённости и согласия двух сторон.

«СП»: — Белорусский лидер сделал такое заявление, обсуждая охрану внешней границы союзного государства. Какая тут связь, и чем вызвано стремление пересмотреть договор об охране границы?

— Чем ближе планируемое на декабрь принятие Минском и Москвой «дорожной карты» по дальнейшей интеграции двух стран в рамках Союзного государства, тем активнее идёт обсуждение деталей этой карты, в том числе связанных с охраной общих границ. Порой обсуждение вырывается и в публичное пространство, тем самым повышая договорные позиции.

Собственно, две страны действительно находятся в двусмысленном положении. С одной стороны, есть декларируемая и в действительности присутствующая культурно-историческая близость народов («свои люди»), с другой стороны, существуют общие правила переговоров и подписываемые документы, где всё должно быть прописано чётко и недвусмысленно. Кроме того, существование формата Союзного государства при сохранении государственных суверенитетов Республики Беларусь и Российской Федерации накладывает на интеграционные процессы дополнительный отпечаток.

«СП»: — Согласны ли вы с тем, что Россия содержит Белоруссию?

— Здесь есть два момента — один относится к экономике и вообще бухгалтерии, другой политический и связан с целеполаганием. Если Белоруссия и Россия движутся к созданию Союзного государства в настоящем смысле слова, то не существует каких-то принципиальных сложностей в том, что одна страна, так или иначе, способствует поддержанию достаточно высокого уровня жизни в другой стране. Интеграция стран с существенно отличающимся уровнем развития была бы более проблематичной.

Принципиальной причиной взаимных упрёков, которые действительно присутствуют, является как раз неясность общей линии интеграции, наличие всех этих недоговорённостей: куда идём? Разумеется, для Кремля неприемлема история с неопределённо долгим оттягиванием этих процессов — ещё на двадцать лет. Сейчас мир стал крутиться быстрее, реалистичных горизонтов планирования на такие сроки никто дать не сможет. Поэтому это ситуация now or never, сейчас или никогда.

«СП»: — Премьер-министр Белоруссии Сергей Румас подчеркивает, что белорусская сторона подпишет «дорожные карты» по интеграции с Россией только в том случае, если будут учтены интересы его страны. По словам Румаса, главные разногласия по-прежнему остаются в нефтегазовой сфере. Будут ли преодолены эти разногласия до Нового года?

— Разумеется, при заключении двусторонних договоров необходим учёт интересов обеих сторон, здесь белорусский премьер ничего нового не сказал. Российская сторона обозначала свою позицию по нефтегазовым вопросам вполне однозначно, поставив их в зависимость от прогресса по интеграции в рамках Союзного государства. Соответственно, преодоление разногласий до Нового года здесь зависит от Москвы в не меньшей степени, чем от Минска.

«СП»: — Как Москве реагировать на подобные выпады?

— Политический и коммуникативный стиль президента Лукашенко — это его визитная карточка, он не год и не десять лет назад сформировался. В Москве к этому привыкли. Вместе с тем, несмотря на персоналистский характер власти в обеих странах, на интеграцию в формате Союзного государства следует смотреть шире, а на переговоры по «дорожной карте» — не как на уступки или, тем более, «спонсирование» кого-то, но как на шаги большого пути, который вполне может закончиться успешно.

Это не про конкретных президентов Путина и Лукашенко, а про Российскую Федерацию и Республику Беларусь. Союзное государство — это не персональная уния, которая будет длиться только до смены первого лица в Белоруссии или в России. Чтобы избежать такого сценария, как раз и нужна детальная «дорожная карта», чётко и недвусмысленно обозначающая конкретные этапы интеграции. Что написано пером, в понятных терминах, то уже с меньшей вероятностью станет предметом ревизии и множественных волюнтаристских трактовок.

— К подобным речам и спорам нужно относиться как спорам двух учредителей в компании, которые хотят выработать новую формулу раздела прибыли, — считает политолог Иван Лизан.

— Т.е. политэкономия первична, риторика — сугубо вторична, она лишь показывает текущее эмоциональное состояние спикера и отчасти демонстрирует его намерение в части продолжения переговоров.

Говорить о стоимостной оценке услуг по взаимной обороне стратегических союзников некорректно. В союзе две стороны защищают и обороняют друг друга, а оценка в деньгах разрушает союзнические отношения. Минск в деньгах ничего не оценивал, Москва тоже.

«СП»: — Можно ли в данном случае говорить о «нахлебниках и кормильцах»?

— Логика кормильца и нахлебника — тупиковая. Её активно продвигают националисты, но она ведёт лишь к деградации союза. Союзное государство — это кооперация и раздел рынков, которые обеспечивают взаимодополняемость экономик и сохраняют рабочие места с деньгами, которые в противном случае нужно было бы тратить на взаимное импортозамещение.

«СП»: — В чем, по-вашему, основные разногласия? Это только экономика? Или политика тоже присутствует? Лукашенко постоянно говорит об угрозах суверенитету…

— Экономика первична. Налоговый манёвр, цена на газ, доступ к внутреннему рынку и процедурам госзакупок, проблематика промышленной кооперации… Суверенитет же в данной дискуссии — категория, скорее, спекулятивная так как единственным реальным гарантом белорусского суверенитета является Россия. Поэтому вопрос суверенитета нужно выводить за скобки, по экономике нужно выходить «в ноль» — показывать, кто, кому и что должен — и решать, как дальше интегрироваться и в каких отраслях. Т.е. делать так, как поступают учредители в ЗАО или ООО, когда согласовывают изменение в устав.

«СП»: — Возможны ли компенсации за налоговый маневр? На какие другие компромиссы в этом вопросе может пойти Лукашенко?

— Не знаю, переговорный процесс проходит за закрытыми дверями, утечек информации нет, документы или под грифом «совершенно секретно», или «для служебного пользования». Как оно будет — поймём ближе к 8 декабря, 20-летию Союзного государства.

Задача — найти компромисс.

«СП»: — Кто больше заинтересован в подписании этих дорожных карт? Кому и что они дадут?

— Обе стороны заинтересованы. Текущая ситуация — это кризис роста в интеграции. Его или удастся преодолеть и подойти к созданию союзного капитала, а также действительно единого рынка и пространства с гармонизированным законодательством, или же СГ как формат окажется неэффективным и останется лишь взаимодействие в рамках ЕАЭС.

Loading...