Почему бьюти-индустрия помешалась на пептидах

Loading...

Уже более десяти лет пептиды­ — самый многообещающий косметичес­кий ингредиент. Почему в них верят косметологи? С какого возраста вводить их в бьюти-рацион? Разбираемся вместе с экспертами.

Пептиды — это цепочки аминокислот. Сам термин придумал немецкий химик Герман Эмиль Фишер в начале XX века, он же научился эти вещества синтезировать. С тех пор и медицина, и косметология возлагают на них огромные надежды.
«Клетки общаются между собой на языке пептидов, — объясняет Лилиана Готманова, дерматолог, косметолог, тренер марки Linda Kristel. — Чтобы клетка родилась, умерла, размножилась, что-то синтезировала, она должна получить сигнал от других клеток. Его и передают пептиды, состоящие из аминокислот. Если представить, что аминокислоты — это буквы, то пептиды — слова. От того, в какой последовательности и какие буквы-аминокислоты расположены в пептиде, зависит, какой сигнал получит клетка».

Проще говоря, на языке пептидов можно попросить клетку работать как положено, на благо вашей внешности. Сегодняшний бум пептидов в косметике легко объясним: технология их производства с каждым годом становится доступнее.
Химия и жизнь
В косметике чаще используют синтетические пептиды (но источником вдохновения все равно служит природа). Так, синайк, он же дипептид диаминобутироил бензиламид диацетат (да, мы сами в шоке от названия) по составу похож на один из пептидов нейропаралитического яда храмовой гадюки. Из яда выделили пептид, воссоздали его в лаборатории и стали использовать в кремах и сыворотках с эффектом ботокса: в минимальной концентрации он расслабляет мимические мышцы. «Молекула одна и та же, — рассказывает Жанна Юсова, к. м. н., врач-дерматовенеролог, косметолог, эксперт Librederm. — Но синтезированные вещества гарантированно чище, у них нет природных примесей. Они более устойчивы и предсказуемы»

Уроки чтения
Разобраться в названиях пептидов, как вы поняли, непросто даже специалисту. Задача осложняется тем, что у каждого есть два названия: коммерческое и химическое. «Так, матриксил и пальмитоил пентапептид-3 — это один и тот же пептид, который запускает синтез коллагена», — приводит пример Лилиана Готманова.

Но если коммерческие названия можно просто запомнить, то химические есть шанс расшифровать. В косметике используют короткие олигопептиды (они меньше, поэтому легче проникают в кожу): из двух аминокислот — дипептиды, из трех — трипептиды, из четырех — тетрапептиды­ и так далее. А, например, приставка «пальмитоил» означает, что к пептиду прицепили пальметоиловую кислоту, превратив водорастворимый пептид в жирорастворимый — тем самым упростив его доставку к цели.

Любовь косметологов к пептидам объясняется и еще одним их свойством — точечным действием. «Например, дермаксил (пальмитоил олигопептид) запускает синтез эластина. Аргирелин­ (ацетил гексапептид-8) поддерживает эффект после инъекций ботулотоксина. Риджин (пальмитоил тетрапептид-7) нормализует иммунные процессы в коже и помогает снизить гиперчувствительность», — перечисляет ­Лилиана ­Готманова.

Неверно называть все пептиды антивозрастными компонентами.
У каждого своя зона ответственности.
Не по возрасту

Цифры в паспорте — не аргумент для современной косметологии, особенно если речь идет о пептидах. Укрепить кожу, успокоить, снять ­воспаление — на каждый запрос есть свое со­единение. И ждать выхода на пенсию ради того, чтобы начать пользоваться пептидами, отвечающими за синтез коллагена и эластина, ­точно не ­надо. Врач-дерматокосметолог, к. м. н., руководитель центра научных разработок Faberlic Римма Корнеева рассказывает об исследованиях, которые проводил Институт молекулярной генетики РАН под руководством академика Николая Мясоедова: «Мы решили посмотреть, как на пептиды ­реагируют ­фибробласты разного возраста. Оказалось, что эффект появляется в 30–35 лет и достигает максимума в 50–55, а затем идет на спад. У взрослых фибро­бластов истощен функциональный резерв, они просто перестают реагировать на пептиды­».

У вас молодая, но чувствительная кожа, склонная к воспалениям?
Иммуномодулирующие пептиды вам в помощь.

«Пептиды, стимулирующие выработку коллагена и эластина, могут воздействовать только на достаточно здоровые клетки, — поддерживает коллегу Лилиана Готманова. — Для очень взрослой, изможденной кожи одних пептидов мало — нужны другие компоненты, которые будут активировать обновление клеток. С этой задачей хорошо справляются фитоэстрогены, растительные вещества эстрагеноподобного действия. Ими богаты экстракты некоторых растений — например, кигелии африканской или ириса флорентийского­».

Большие надежды
Как это часто бывает, косметология перенимает опыт других областей медицины. И пептиды интересуют сегодня ученых не только (и не столько) как «компонент молодости», а как возможное решение онкологических проблем. В 2017 году научный журнал Nature опубликовал важное исследование. Специалисты из Института онкологии Дана-Фарбер, Женской больницы Бригхэма и Гарвардской медицинской школы разработали индивидуальные вакцины на основе пептидов для больных меланомой — из шести пациентов, прошедших вакцинацию после ­удаления опухоли, у четверых в течение 25 месяцев не ­было ­рецидивов.

Что-что, а пептиды называть маркетинговой уловкой язык не поворачивается. Ведь даже Нобелевская­ премия в области химии в этом году присуждена — частично — за исследования именно в этой области.

Loading...