Я очнулась, когда муж сказал: «Да тут всё просто, от чего уставать-то?!»

Loading...

Как уйти в парикмахерскую и оставить ребенка?!

Именно в материнстве я столкнулась с тем, что прежде чем что-либо сделать, нужно заранее создать условия для этого. Ведь как было до детей?! Захотела я в парикмахерскую – позвонила, записалась, пошла. А после появления детей поход в парикмахерскую, в магазин, к врачу, да, блин, даже в туалет планируется как запуск межгалактического шаттла. Сначала надо просканировать, кто готов помочь с ребёнком (его отец, бабушки, подруги, братья-сёстры), потом выяснить, когда эти люди могут и хотят оказать тебе помощь, дальше нужно создать условия, чтобы эти люди могли сидеть с наследником (сытый, чистый и желательно в хорошем настроении ребёнок, подписанные баночки в холодильнике или запас грудного молока в морозилке и инструкции, как его разморозить, чистая одежда, подгузники и телефон МЧС в доступе), и только потом ты можешь удрать из дома, стараясь не скрипеть половицами. И часто бывает, что пока ты сидишь в кресле парикмахера, тебе 500 раз позвонят, чтобы уточнить, где чистые носочки, присыпка и можно ли помыть детскую попу взрослым мылом.

Ты начинаешь просчитывать свою жизнь за себя, за ребёнка и за тех, кто тебя окружает, чтобы всем было удобно. Особенно в условиях сегодняшнего тренда, когда «никто никому ничего не должен», особенно матерям, которые «ишь, чё! Хотят жить, как белые люди!». Хотя на практике выясняется, что ты почему-то должна всем с горкой (обеспечить условия, хорошее настроение ребёнка и эргономичный быт), а вот тебе – ещё посмотрим. Даже если ты как будто всё предусмотрела и сделала, тебя могут выдернуть из парикмахерского кресла или из ванны с пеной, потому что: «Он плачет, я не знаю, как его успокоить». И ты бежишь с недокрашенной головой или в пене спасать положение.

Меня это чертовски злит. Я помню, когда я оставляла нашего первого сына на мужа, то делала всё так, что ему в крайнем случае нужно было только сидеть с сыном перед телевизором. Еда была приготовлена, чистые вещи стопочкой лежали на пеленальнике, игрушки в ряд, подгузники перед носом. Наследник, как правило, посапывал в кроватке, а я ещё пыталась сделать свои дела настолько быстро, чтобы ребёнок не проснулся до моего прихода. Я старалась быть очень хорошей матерью и женой, которая всё предусмотрела и обо всех позаботилась, как это положено делать правильным женщинам. Я очнулась, когда муж сказал: «Да тут всё просто, от чего уставать-то?!».

Меня взорвало, и я часа три пароходной сиреной прямо в ухо объясняла своему супругу, что все эти условия, в которых ему было так легко сидеть со своим собственным сыном, создала я! И сделала это для того, чтобы суметь на несколько часов выйти из дома по своим делам и быть уверенной, что меня не будут каждые 5 минут теребить. Я вдруг поняла, что никто не создаёт условий для меня. Я – для всех, а для меня – никто! И это ужасно.

Часто можно встретить, как женщин гнобят за домашний халат и немытую голову, за то, что располнела, за то, что кругозор сузился до колыбельных и рецепта борща. «Надо же так распуститься, муж ведь бросит», – часто говорят таким женщинам. Но хоть раз кто-нибудь создал для них условия для того, чтобы они смогли выбраться на несколько часов из дома пару раз в неделю, чтобы могли расслабиться?! Именно условия, а не пинки из разряда: «Давай я посижу с ребёнком, а ты иди зад подкачай, а то вон в двери уже не проходишь»! Регулярные, легальные часы для их личной жизни. И чтобы по возвращении женщину не ждала гора грязной посуды, полный горшок, пустой холодильник и муж в ожидании ордена за то, что побыл с собственным ребёнком.

В семье, где есть дети, где кто-то гордо называет себя отцом, бабушкой, дедушкой, тётей-дядей, не может быть «не должных»! Не должно быть так, что один человек создаёт условия для всех: организует быт, здорового и счастливого ребёнка, чтобы другие могли почувствовать радость отцовства и счастье быть бабушкой-дедушкой. Семья ли это тогда?!

Мне кажется, основной показатель семейственности – это забота и неравнодушие. Тогда условия создаются сами собой и для всех: для мамы, для папы и, конечно, для ребёнка, которого оба родителя качают на своих руках, не считая «долги» друг друга, а просто любя.

Loading...