На птичьих правах: почему сожительство не приравняют к браку

Когда депутат Беляков предложил приравнять так называемый гражданский брак к официальному, во многих девичьих сердцах затрепетала надежда: не так-то просто делать вид, что «штамп в паспорте ничего не значит», когда на самом деле от него зависит все. Закон даже всерьез собирались обсуждать весной.

Дума, однако, законопроект отклонила — по разным резонам: от скрепных до конституционных. В конце концов, люди потому и не ставят штампа в паспорт, чтобы избежать обязательств и имущественных сложностей, связанных с этим актом. Те, кто готов делить все совместно нажитое в соответствии с Семейным и Гражданским кодексами, всегда найдут полчаса, чтобы забежать в ЗАГС и зафиксировать эту свою готовность. А те, кто не готов… Можно ли их принуждать?
Несмотря на то, что религиозные институты горячо поддержали эту идею, уповая, что она возродит семейные ценности — и все начнут от безысходности жениться, парламент еще до первого чтения успел сообразить, что закон войдет в конфликт и с Конституцией, и с основными Кодексами. Да и святости брака не поспособствует. Хотя бы вот по этим трем причинам:

Брак — дело добровольное
Беляков предлагал объявлять сожителей законными супругами, если они жили под одной крышей и вели общее хозяйство в течение пяти лет. А если у них есть общий ребенок, то и двух лет достаточно. Соответственно, все имущество, приобретенное за время сожительства, считалось бы совместной собственностью и при расставании делилось бы пополам. Таким образом, основной мотив для сохранения свободы и независимости уничтожался: женись-не женись, а делиться придется. Одних такая перспектива радовала, других пугала…

Понятно, что депутат стремился защитить тех, кто хочет замуж, но вынужден мириться с тем, что есть. Однако как быть с правами тех, кто замуж (или жениться) сознательно не хочет? Семейный кодекс на этот вопрос отвечает недвусмысленно: «Для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста» (п. 1 ст. 12 СК РФ). Заключение брака — это право, а не обязанность сожителей. Заставить, конечно, можно… Но тогда, в соответствии со статьей 27 Семейного кодекса, любой из принудительно зарегистрированных супругов тут же может требовать признания брака недействительным. И даже прокурор обязан вмешаться, если «если брак заключен при отсутствии добровольного согласия одного из супругов» (ст. 27 СК РФ).

Хуже того, объявлять мужем и женой тех, кто об этом не просил — это уголовное преступление. Ст. 233 УК РФ предусматривает до двух лет лишения свободы за принуждение женщины к вступлению в брак. Принуждение мужчин, правда, уголовно не преследуется… Но Гражданским и Семейным кодексами все равно не одобряется.
Понятно, что изобретатель закона о сожительстве представлял себе идеальную картинку: один мужчина живет с одной женщиной, но они придерживаются либеральных взглядов и принципиально не желают сообщать тоталитарному государству о своей любви.

При этом, дурачки такие, о разделе имущества договориться забыли — но государство им поможет, несмотря на весь их либерализм и нелояльность к власти. Жизнь на самим деле куда как сложнее! И в реальности автоматическая регистрация сожительства приведет к легальной полигамии. Если, например, мужчина четыре дня в неделю живет с законной женой, а с пятницы по воскресенье уезжает с любовницей на рыбалку, то ведь будет куча свидетелей-рыбаков, годами видевших его только с любовницей и никогда не видевших с женой. И — voila — через пять лет он уже двоеженец! Особенно занятно будет, если совместное имущество все эти годы зарабатывалось законной женой. Его теперь как делить — на двоих или на троих?

Или, скажем, так: молодая успешная женщина, сама себя прекрасно обеспечивающая, регулярно и плотно общается со своим боссом. А по выходным у босса семья, а у нее любовник-студент. И вот через пять лет студент заканчивает вуз, требует признания брака и хочет делить имущество… Вы себе представляете, как раскручивать эту цепочку? И чье имущество в итоге будут делить?

В таких обстоятельствах законный брак утрачивает смысл — и рано или поздно все окажутся женаты

Что принять за точку отсчета?

Легко сказать, что брак считается законным после пяти лет совместного проживания. Но от какой даты отсчитывать эти пять лет?

С официальным браком все ясно: «Права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния», — так гласит ст.10 п.2 СК РФ. То есть поставили штамп — время пошло. А если не поставили?

С момента первого совместного селфи? С момента заключения договора на аренду квартиры? И, кстати, как в последнем случае отличать сожителей от сонаемщиков или соседей по коммуналке?

По этому поводу можно еще много юморить или требовать доработки закона… Но в целом эта затея бессмысленная. Ненужное умножение сущностей. Зарегистрированный брак предполагает, что все имущество, нажитое с момента постановки штампа в паспорт, считается общим и при разводе делится пополам. Отсутствие регистрации предполагает, что на кого собственность оформлена, тому она и принадлежит. Все-таки женятся и выходят замуж (или отказываются это делать) люди взрослые, дееспособные и сознающие последствия своих действий или бездействия. Зачем искать промежуточные варианты?

Если кто-то не женится, значит не хочет. А если кто-то другой при этом хочет, то… Лучше ему решить этот вопрос для себя лично (смириться с «гражданским» статусом или найти новую любовь), чем ждать пересмотра Конституции.